Танцевальная Чума !

  Медицина

В июле 1518 года в Страсбурге, городе Священной Римской империи (ныне Франция), некая мадам Троффеа (Мме. Troffea) вышла на улицу и стала танцевать. Она не останавливалась ни днем, ни ночью. Более того – ее танец оказался таким заразительным, что через неделю с ней вместе отплясывали уже 34 человека. За месяц число уличных танцоров увеличилось до нескольких сотен. Все эти люди не делали передышек, не ели и не спали. Многие из них погибли от истощения, танец других прервал сердечный приступ или инсульт. “Танцевальная чума” унесла жизни 400 человек.

Когда эти люди были чем-то напуганы, они теряли власть над собой: их мышцы непроизвольно сокращались, лица искажали гримасы, они начинали кричать, размахивать руками и прыгать.

Подобное поведение также наблюдалось у изолированных популяций в штате Луизиана в США, а также Малайзии, Индии, Сомали, Йемене и на Филиппинах.

Точная причина синдрома не установлена. Считается, что заболевание может быть соматическим расстройством нервной системы. Ее может вызвать мутация, которая не наследуется от родителей, а появляется уже после оплодотворения яйцеклетки.

Болезнь Урбаха-Вите

Болезнь Урбаха-Вите передается по наследству и поражает головной мозг. У пациентов разрушается миндалевидное тело (область мозга, участвующая в формировании положительных и отрицательных эмоций), что приводит к полному отсутствию страха. Единственное, что может вернуть им эту эмоцию, — ингаляция воздуха с высоким содержанием углекислого газа (около 35%). Кратковременное вдыхание такой смеси не опасно для здоровья, но вызывает рефлекторный страх задохнуться.

Впервые заболевание было зарегистрировано в 1929 году Эрихом Урбахом и Камилло Вите.

Симптомы этого заболевания могут быть разными: хриплый голос, поражение кожи и рубцы на ней, медленно заживающие раны и сыпь вокруг век. Больной может быть также подвержен эпилепсии. В большинстве случаев болезнь не угрожает жизни пациента и никак не влияет на ее продолжительность. В силу того, что это заболевание наследуется по аутосомно-рецессивному принципу , человек может быть его носителем и не наблюдать у себя никаких из вышеперечисленных симптомов.

Лекарство от здоровья

«Если некоторые болезни протекают незаметно, можно ли быть уверенным в собственном здоровье? » — подобного рода сомнения терзают Локхарта, главного героя нового фильма Гора Вербински. Действие картины разворачивается в Альпах: сюда, в местный спа-курорт, прибывает герой с намерением выяснить, почему его начальник, проходящий здесь лечение, не собирается возвращаться в Нью-Йорк.

Беседы с клиентами центра и медиками не проясняют дело, а лишь вызывают новые вопросы. Поиск ответов вынуждает Локхарта задержаться в стенах старого замка. Вскоре его сомнения перерастают в уверенность: все постояльцы страдают неизвестной ему болезнью. А может быть, болен он сам?

Процедуры, которые применяются в Институте Волмера, кажутся необычными современному жителю мегаполиса: обертывания, души, солевые ванны, продолжительные купания и водная гимнастика. По настоянию врачей герой соглашается пройти терапию, надеясь узнать ее подлинное назначение.

Нажмите на картинку, чтобы увидеть следующий слайд.

«Мы начали исследовать тему оздоровительных спа-центров в Альпах, центров по улучшению состояния здоровья, которые в действительности ничего не улучшают, — рассказал режиссер Гор Вербински, — и отсюда постепенно возникла наша тема. Мы стали обыгрывать концепцию неизбежности. Это — ощущение присутствия болезни, что-то вроде темного пятна на твоем рентгеновском снимке, которое уже не исчезнет».

Необычное явление, происходившее во времена Средневековья, до сих пор не нашло четкого и обоснованного объяснения. Речь идет о танцевальной чуме, которая свирепствовала в Европе с 14 по 18 века.

Чаще всего при обсуждении этого необычного явления говорят о случае, произошедшем в 1518 году в Страсбурге. Посреди улицы большого города женщина по имени Троффеа неожиданно начала танцевать. Она прыгала по улицам города в течение всего дня, пока ее силы не иссякли к вечеру, и она не упала, полностью обессилив. После такого танцевального марафона Троффеа проспала несколько часов, но даже во сне ее мышцы продолжали подергиваться, словно она и во сне продолжала свой безумный танец. На третий день плясок, оказалась что ее обувь буквально пропитана кровью, но, несмотря на жуткую усталость и невыносимую боль, она не могла остановить свой безумный танец. Несчастную отправили в один из храмов, в надежде на помощь святого места, но было поздно, и вскоре женщина умерла.

В течение нескольких дней еще 34 жителя города присоединились к этому бесконечному танцевальному марафону. Через месяц «танцевальная лихорадка» охватила уже более четырех сотен человек. Люди танцевали без остановки и, вскоре, погибали.

Отношение обывателей Страсбурга к танцующим было разным: одни смеялись, вторые считали, что эти танцоры сошли с ума, третьи боялись, что проклятье ляжет на их голову. Но всех удивляло, что обезумевшие люди танцевали не вальс, не танго, не макарену – их движения больше напоминали непроизвольную конвульсию, казалось, что конечности танцоров двигаются независимо от желания самих людей. Все это безумие продолжалось несколько дней. Некоторые падали без сознания, другие умирали от истощения или от сердечного приступа. Считалось, что в обычном состоянии человек может выдержать такую физическую нагрузку (без приема пищи и воды) не более 3 дней, а люди, заразившиеся «танцующей чумой» выдерживали танцевальный марафон до 6 дней, входя в какой-то странный транс. Со стороны всем, кто видел дергающихся в каком-то мистическом танце людей с окровавленными ногами, казалось, что эти танцоры сошли с ума. Но больше всего поражало то, что количество зараженных с каждым днем становилось все больше.

Болезнь охватывала все больше людей и причины ее появления оставались загадкой. Ясно было одно – болезнь оказалась заразной. Власти прикладывали максимальные усилия для выяснения причин, вызывающих «танцевальную чуму». Высказывались многочисленные предположения: проклятие Бога, влияние демонов, новая болезнь, которой подвержены люди, имеющие «горячую кровь». Одновременно велись поиски способов лечения новой болезни.

Врачи считали, что самым эффективным лечением странной болезни может стать только понуждение заболевших танцевать еще больше. Для этого срочно оборудовали многочисленные танцевальные залы с живой музыкой. Всех «танцующих» отправили в эти приспособленные помещения. Некоторые залы были оборудованы рядом со святыми местами. Через некоторое время стало понятно, что решение было ошибочным: ситуация в городе с каждым днем ухудшалась. Ежедневно погибало более 15 танцующих людей. Тогда власти приняли противоположное решение – запретили любую музыку и танцы, введя большие штрафы за нарушение. Исключение сделали для свадеб и некоторых религиозных обрядов (разрешено было использовать только струнные инструменты и существовал полный запрет на ударные инструменты). Эти меры тоже не сработали. Осталось признать, что Страсбург подвергся проклятию. Чтобы избежать больших жертв, решено было изгнать «танцоров» их города. Многим зараженным танцевальной чумой удалось укрыться в храме святого Витта. Есть сведения, что те, кого приютил храм, вскоре полностью вылечились.

Но случай в Страсбурге был не единичным. «Танцевальная чума» охватила всю континентальную Европу. Число больных достигло несколько тысяч человек! В следствии чего возникла массовая истерия, а страх царивший в европейских городах, способствовал еще большему распространению болезни.

Первым средневековым лекарем, описавшим новую болезнь, стал алхимик Парацельс. Для описания явления «танцующей чумы» он использовал новый термин – «хореомания». Парацельс подошел к объяснению причин заболевания с другой стороны, нежели его коллеги. Он узнал, что первая зараженная – фрау Троффеа, очень любила танцевать, но муж категорически запрещал ей это делать. Парацельс предположил, что безумный танец она начала, чтобы позлить мужа. Знаменитый лекарь указывал на три основные причины танцевальной болезни: первая – из-за социальной нестабильности; вторая – присоединявшиеся к танцевальному марафону люди имели проблемы сексуального характера; третья — не исключено, что люди начинали танцевать с целью получить физическую нагрузку.

Версия Парацельса частично подтвердилась. Явление танцевальной чумы произошло сразу после страшной эпидемии Черной смерти. Поэтому новое заболевание, возможно, стало ответом на ранее полученный стресс от жуткой эпидемии. Современные медики знают о том, что у некоторых психически больных пациентов наблюдаются непроизвольные сокращение мышц ног. Стресс мог вызвать не только страх перед эпидемией, в это время общество испытывало на себе значительное социальное расслоение. Страх оказаться за чертой бедности, приводил к огромному моральному напряжению в среде простых людей.

В Италии считали, что причиной «танцевальной чумы» стали укусы тарантулов, поэтому эту болезнь итальянцы называли тарантизмом. Жертвы новой болезни пытались лечиться, погружаясь в морские воды: многие утонули. Эта версия заражения вызывает большие сомнения, поскольку яд тарантула не опасен для человека.

Средневековые лекари не оставляли попыток вылечить пациентов, пораженных «танцевальной манией». Одним из методов стало связывание заболевшего: его пеленали, словно младенца, не давая шанса пошевелить конечностями. Некоторые из пострадавших требовали, чтобы им туго обвязывали живот или били по нему: якобы это помогает им защититься от безумия и приносит облегчение. По разработанной Парацельсом методике лечения, заболевших «танцевальной чумой», запирали в темной комнате, морили их голодом, давая только хлеб и воду, а в монастырях избивали несчастных больных, преследуя, как им казалось, благие цели.

Не получая каких-либо положительных результатов, больных попытались кормить. И действительно безумие проходило, но на короткое время, а затем больной начинал снова свой сумасшедший танец. Заболевшие утверждали, что во время припадков они совсем не осознавали, что происходит вокруг, а вынуждены были двигаться до полного истощения.

«Танцевальная мания» не прошла и мимо детей. Около сотни детей «танцевали» на улицах Германии, и падали на землю от усталости и истощения. Часть малышей удалось спасти и вернуть родителям, но среди детей были и погибшие.

Часто эту танцевальную манию сравнивают с пляской святого Витта. Святой считался покровителем всех танцоров, но эта болезнь не была танцем, скорее всего безумной и неуправляемой пляской, заставляющая пострадавших трястись и прыгать в каком-то сумасшедшем припадке.

Сегодня это заболевание называют хореей и его пытаются лечить. Но до сих пор не ясна причина его появления. Возможно, наука еще не готова дать этому странному явлению какое-либо объяснение.

No related links found

Страсбург старинный европейский город, один из красивейших городов Франции, с многовековой историей.
Столица европейского парламента и недавнего теракта на рождественской площади.

А что было 500 лет назад в Страсбурге?

В июле 1518 года в Страсбурге происходили странные события. Сотни горожан без всякой причины вдруг
начали танцевать и танцевали до изнеможения пока в бессознательном состоянии ни падали на землю,
может быть и на той самой площади, где в наше время полусумасшедший негодяй расстреливал в наше
время своих сограждан. а некоторые и умирали от перенапряжения.

Деталь с гравюры 1642 года Хендрика Хондиуса, основанная на рисунках Питера Бройгеля 1564 года,
изображающих страдающих танцевальной эпидемией. 

На рынке по продаже лошадей, спешно построен помост и люди танцуют под звуки трубы барабана и рога.
Они ходят друг за другом по кругу и громко кричат. Издалека кажется, что это веселый карнавал,
устроенный гуляками. Но если подойти поближе, то видно. что их тела судорожно дергаются, все одежды
рваные, лица отрешенные, все в поту, растрескавшиеся пуки, кровь сочится по деревянным сабо и
рваным уже кожаным сапогам. Их остекленевшие глаза смотрят вдаль и не замечают ничего вокруг.
Видно, что это не веселые гуляки, а зомбированные маньяки, одержимые танцем, это так называемые «хореоманы».
Это явление, называемое также «танцевальная чума», было задокументировано как минимум в десяти случаях
по берегам рек Рейна и Мозеля с 1374 года. Различные рассказы об этих странных событиях встречаются
в разных документах и хрониках того времени и позже. Но самый апогей хореомании пришелся на Страсбург
летом 1518 годв.

Одна хроника семнадцатого века страсбургским юристом Иоганном Шиллером цитирует теперь
утраченную рукописную поэму:

Многие сотни в Страсбурге начали
танцевать и прыгать, женщины и мужчины,
на общественном рынке, на аллеях и улицах,
день и ночь; и многие из них ничего не ели,
пока, наконец, болезнь не остановила их.
Это несчастье было названо танцем Святого Вита.

E. Louis Backman, религиозных танцах в христианской церкви и в популярной медицине,
(Лондон: Джордж Аллен и Унвин, 1952)

Другая хроника с 1636 года относится к менее счастливому концу:

В 1518 году нашей эры… среди людей произошло замечательное и страшное заболевание, которое
называлось танцем Святого Вита, в котором люди в своем безумии начали танцевать день и ночь,
пока, наконец, они не упали без сознания и не поддались смерти.

(Из астрологической хроники Страсбурга, опубликованной в 1636 году Гольдмейером)

Врач и алхимик Парацельс посетил Страсбург через восемь лет после чумы и разбирался в ее причинах.

Согласно его Opus Paramirum все началось с одной женщины, по имени Frau Troffea. 14 июля 1518 года она
вышла из своего дома на узкую мощеную улицу и без всякого музыкального сопровождения начала танцевать
(«Backman», « Религиозные танцы»)
Конечно, муж умолял ее прекратить свой танец, но она не реагировала. Без еды, без питья до ночи она
судорожно дергалась на этой узкой мощеной улочке, а к ночи падала от усталости и засыпала, чтобы
с утра начать заниматься тем же самым.
Вокруг нее собирался всякий сброд — торговцы, нищие, паломники, священники, монахини и наблюдали за
этим нечестивым зрелищем. Так продолжалось 4-6 дней и, наконец, власти перепугались и отправили ее
на лечение в место, где находилось святилище Витуса, в тридцати километров от Страсбурга.
Власти решили, что Витус проклял её и теперь пусть сам займется её лечением.
Но на этом дело не кончилось. Хореомания оказалась заразной и на следующий день после отбытия Frau
Troffea на улицы Страсбурга вышли уже десятки хореоманов.

Германская гравюра истерического танца на кладбище, ок. 17 век. Обратите внимание на
разорванную руку, размахиваемую человеком слева от круга

А между тем мнения об этом явлении у общества разделились.
Духовество считало, что это работа мстительного святого Витуса, а гильдия врачей предъявила свою
версию — что это заболевание от перегретой крови. Существующий тогда метод лечения предполагал
использование гуморального метода — очищение крови. Но этот метод лечения предполагал, что сначала
все должны начать танцевать, а когда уже не смогут больше двигаться, надо начать очищать кровь.
Что-то похожее на прививки современные, слегка заразить болезнью, а потом уже и не заболеешь
повторно.
Видать и в те времена власти не всегда шли на поводу у духовенства, а многим был не чужд научный
прогресс, местные советы решили последовать рекомендациям гильдии врачей, объявляющим танец
«естественным заболеванием, которое исходит из перегретой крови».
В хронике шестнадцатого века, составленной архитектором Даниэлем Спеклином, рассказыватся о том,
что сделали власти.
— все залы различных гильдий были превращены в танцзалы;
— на рынке лошадей и зерновом рынке соорудили платформы для танцев;
— были мобилизованы десятки музыкантов играть на барабанах, скрипках, трубах и рогах;
— были приглашены из числа ещё не заболевших хореоманией танцоры, которые как массовики — затейники,
должны были поощрят к танцу.
В общем власти постарались и сделали все возможное, чтобы люди больные хореоманией быстро
дошли до точки, когда их можно было начинать лечить.
Старались как лучше, а получилось как всегда у власти бывает. Люди были менее склонны к научному
медицинскому объяснению, а увидели в этих бешеных масштабах танцующих ярость святого Витуса и
пришли в ужас. А так как без греха людей обычно бывает мало, либо совсем отсутствуют, то
«танцевальная чума» стала захватывать уже не десятки, а сотни граждан.

Деталь из копии на синей бумаге рисунка 1564 года Питера Бройгеля, изображающего страдальцев
танцевальной эпидемии, происходящих в Моленбеке в этом году

Ситуация достигла таких масштабов, что пришлось возвращаться к давним испытанным методам —
запрещать и не пущать.
Приказано было убрать все сцены, затем убрать публику, наблюдающей за танцами.
Но в раже уже тайных советников было не остановить и он пошли дальше
— запретить вообще танцевать до сентября.

Но тут уже и гражлане нормальные, не больные, возмутились. Жизнь людей сопровождалась разными событиями,
праздники, юбилеи, корпоративы и т.д., которые было принято сопровождать танцами. Например, у бюргеров
были приняты танцевальные па в так называемом басаданзе, нагруженые элем крестьяне любили попрыгать
в паре, чтобы выпустить пар.
Пришлось вводить исключения в правила.

Себастьян Брант, страсбургский канцлер и автор The Ship of Fools(1494), подробно
изложил исключение из запрета:
«Если почетные люди хотят танцевать на свадьбах или празднования первой мессы в своих домах, они
могут сделать это при помощи струнных инструментов, но они не используют тамбурины и барабаны»

Кроме того, совет приказал, чтобы тяжело больные отправились на трехдневную поездку в святилище
Святого Витуса, где была излечена Frau Troffea.
В дело вступили священники. Действовали старыми испытанными методами. Заболевшего хореомана помещали
под деревянным изображением святого Витуса, давали в руки маленькие кресты, а на ноги одевали
красные туфли.
Затем выполнялся ритуал — в атмосфере, заполненной благовониями и заклинаниями,
на туфли брызгали святую воду и рисовали кресты освященным маслом.
И представляете, помогло — поток заболевших стал резко сокращаться.
Но многое в этой истории осталось в тайне и неизвестности.
Вроде погибло 15 человек, но говорили, что может быть и сотни.

Деталь из 1642 гравюры Хендрика Хондиус, на основе 1564 рисунка Питера Брейгеля в танцевальной
эпидемии, происходящей в Molenbeek

Что было причиной этих вынужденных танцев?
Вот мнение Парацельса.

Он считал, что Fra Troffea была интриганкой и пыталась обмануть своего мужа, господина Troffea.

«Чтобы сделать обман максимально совершенным и действительно создать впечатление
болезни, она прыгала и пела, что было очень неприятно её мужу ». 

Увидев успех Fra Troffea, другие женщины начали танцевать, чтобы раздражать своих
мужей, поддерживая « свободные, непристойные и дерзкие » мысли.
Этот тип танцевальной мании был классифицирован Парацельсом как
— хорейская ласкава (вызванная сладострастными желаниями «без страха или уважения»),
-которая сидела рядом с хорейской фантазией (вызванной воображением «от ярости и ругательства»)
— иChrorea naturalis (гораздо более мягкая форма, вызванная телесными причинами) в качестве трех
основных форм состояния.

Таким образом Парацельс считал причину болезни в умах хореоманов, а не на небесах, но следует учесть,
что он был женоненавистником, поэтому его диагноз выглядит несколько недостоверно.

Портрет Парацельса, после Квентина Мациса, ок. 1530

Некоторые современных историки утверждают, что танцевальные эпидемии средневековой Европы были вызваны
спорами, особбый вид, находящейся на стеблях сырой рожи, которая может вызвать подергивание и
галлюцинации — состояние, известное как Огонь святого Антония.

Однако, историк Джон Уоллер считает — споры могут вызывать судороги и галлюцинации, но также ограничивают
приток крови к конечностям. Кто-то, отравленный им, просто не мог танцевать несколько дней подряд.

Джон Уоллер объясняет танцевальную чуму своим глубоким знанием материальной, культурной и духовной
среды Страсбурга XVI века:

«Безумие прошлого — не окаменевшие сущности, которые можно выщипывать без изменений из своих ниш и
помещать под наши современные микроскопы. Они кажутся, пожалуй, более похожими на медуз, которые
рушатся и высыхают, когда их удаляют из окружающей морской воды»

По словам Джон Уоллер, бедняки Страсбурга были заражены эпидемией истерических танцев. Прежде всего
надо отметить, что каждая европейская танцевальная чума между 1374 и 1518 годами происходила около
Страсбурга, вдоль западного края Священной Римской империи. Для этого складывались определенные
условия. В 1518 году череда плохих урожаев, политическая нестабильность и приход сифилиса вызвали
крайне тяжелые условия жизни. Эти страдание вылились в истерическое танцевание, потому что
граждане полагали, что это может помочь. Люди могут быть необычайно внушаемыми, и уверенности
в мстительности святого Витуса было достаточно, чтобы его старались усладить танцами.

«Умы хореоманов были втянуты внутрь, 
— пишет Уоллер,
— бросили по сильным морям их самые глубокие страхи»

Деталь картины, основанной на 1564 году пьесе Питера Бройгеля о танцевальной эпидемии,
происходящей в Моленбеке в этом году

Один из способов разъяснить танцевальную чуму — это рассмотреть состояния транса, который люди и
сегодня бывает достигают. В культурах по всему миру, в том числе в Бразилии, Мадагаскаре и Кении,
люди впадают в трансы сознательно, во время церемоний, или невольно, в периоды экстремального
стресса.
Джон Уоллер, описывая распространение танцевальной чумы в качестве примера психической заразы,
проводит параллель со смешной эпидемией, охватившей регион Танганьика (современная Танзания) в
тяжелом постколониальном году 1963 года. Когда пара девушек в местной школе миссий стали хихикать,
их друзья последовали этому примеру, и затем уже две трети учеников стали смеяться и плакать
одновременно и не могли остановиться, и пришлось закрыть уже всю школу. Затем дома ученики
«заражали» свои семьи, а вскоре целые деревни были истощены истериками. Врачи наблюдали несколько
сотен случаев, в среднем в неделю.