Что делать бизнесмену во время разговора со следователем

Допрос – это следственное действие, которое регламентировано уголовно-процессуальным кодексом. На самом деле это только формально юридическое действие, на практике это психологическая дуэль между следователем или оперативником (а часто он бывает не один) и предпринимателем, который проходит по уголовному делу подозреваемым, обвиняемым или свидетелем. Как только вам прислали повестку на допрос — звоните адвокату.

Допрос как бизнес-процесс
Бизнесмен должен быть в постоянной боевой готовности — это важная часть предпринимательской деятельности. Всегда надо ожидать не только атаку конкурентов, но и визит правоохранительных органов. Однако вопреки статистике почти все предприниматели считают, что с ними такого точно не случится, поэтому вопрос безопасности и выстраивания стратегии общения с правоохранительными органами оставляют на потом. В итоге, попадая на допрос, либо признаются в том, чего не делали, либо просто платят 6-значные суммы в виде взяток.
Чтобы этого избежать, допрос нужно воспринимать как очередной бизнес-процесс: собрал информацию о том, как действуют правоохранительные органы, что они могут и чего не могут по закону и по факту; изучил удачные и неудачные кейсы, выработал свою стратегию и придерживаешься ее, как бы ни было страшно или трудно.

Спокойствие, только спокойствие
Основной совет, который легко дать, но трудно выполнить: сохраняйте спокойствие! Мы проводим специальный инструктаж подзащитных перед допросом, но и наши клиенты нередко попадают в психологические ловушки.
Вызов на допрос изначально помещает человека в стрессовую ситуацию — придется действовать на чужой территории, во враждебной среде. Это факторы отнюдь не способствующие спокойному трезвому мышлению.

Самые распространенные реакции — агрессия, ступор, желание угодить. Как играть на этих эмоциях, правоохранители знают еще с занятий в школе милиции.
Если человек начинает заискивать, ему говорят, ну что же ты, такой плохой, не можешь вспомнить, кто подписывал бумаги. «Кто плохой, я?! Да я сам и подписывал!»
Излюбленный прием — спровоцировать агрессию к сотрудникам или партнерам, для чего используются угрозы: «Тебя ведь посадят, а ты их выгораживаешь», — и появляется соблазн рассказать всю правду и неправду.

Простота спасет мир
В вашем лексиконе на эти несколько часов должны быть 3 слова — да, нет, не знаю. Нужно отвечать только на поставленный вопрос и лучше односложно. Хорошим ответом на вопрос следователя: «Сколько вас было, когда вы 4 марта выходили из ресторана?» — будет односложное: «Трое». А неправильным — длинное рассуждение: «Мы пришли около пяти с Ивановым, потом подъехали партнеры, мы обсудили вопрос выкупа акций, Сидоров ушел раньше, т. к. ему кто-то срочно позвонил»
В итоге следователь получает куда более интересную информацию, чем предполагал в начале, и начинает разматывать клубок: что за партнеры, что за акции, по какой цене.
Еще важный момент: не берите с собой на допрос мобильный телефон — это избавит вас от необходимости делиться контактами партнеров, сотрудников или кого-то еще, чьи личности заинтересовали следователя. Вы всегда можете сказать: «Извините, но на память их не знаю».

Тело под замок
Опытный следователь считает реакции тела и мимики, поймет слабые места и начнет давить именно туда, поэтому несколько часов допроса — это лучшее время для ничегонеделанья. Оно выражается так: сидеть в одной позе, держать взгляд сфокусированным, спину ровно, руки на коленочках сколько потребуется — 1 час или 7 часов. Да, тяжело, и нужна подготовка.

Волнение могут выдать мышечное напряжение, учащенное дыхание, расширение зрачков. Но если концентрироваться не на своем волнении, а на том, что это часть работы и от твоей сосредоточенности зависит эффективности твоей компании, — переносить легче.
Один из последних допросов длился 7,5 часов (при разрешенной норме в 4 часа по УПК). Клиент — крупная федеральная компания, успех которой не дает спокойно спать конкурентам. Первые 3 часа на следственных действиях в отделе БЭП топ-менеджер держится молодцом: он «прокачанный» нами, — но потом постепенно теряет концентрацию и  начинаются разговоры из разряда: «Жарковато у вас! Вот бы водички попить», «Вы такой загорелый, где-то отдыхали?» «Да недавно на Бали ездил». Для следователя это сигнал, что человек фокус больше не держит, расслабился: еще чуть-чуть — и можно задавать любые вопросы, где-нибудь да проколется. Пришлось адвокату встряхнуть его и вернуть к ничегонеделанью.

Сам себе режиссер
По окончании словесного допроса еще рано выдыхать. Последний акт этой пьесы — подпись протокола. Важно не только, что и как вы рассказали, но и то, как это записал следователь. Спокойное и очень внимательное чтение каждой формулировки, чтобы вместо вашей фразы «видел папку» не появилось «видел папку с белым конвертом внутри, в котором предположительно было 100 тыс. руб.». Если есть хоть малейшие расхождения с вашими словами — уверенно настаивайте на исправлении и только потом подписывайте.
Контроль над собой позволяет переломить паттерны и стать режиссером этого спектакля. Тогда он пойдет по вашим правилам и закончится быстро. Последний опрос (в юридической практике он отличается от допроса, но в плане психологической подготовки идентичен) одного из наших клиентов в ФСБ длился всего полчаса: если от свидетеля ничего не добиться, потому что он отвечает односложно, не проявляет ни страха, ни агрессии, но и на контакт не идет, от него быстрее отстают и переключаются на поиск другого слабого звена.